Информационный портал по методу Берта Хеллингера



Уникальный метод,
позволяющий
исследовать
и разрешать то,
что кажется
за пределами
нашего понимания



Информация о других проектах М.Степанова

ms-psyhoyoga.ru

ms-mbv.ru

upvision.ru

Философия практики

Печать

[content]

(в виде вопросов и ответов)

  Существуют ли какие-нибудь возможности для человека, который ничего не знает о расстановках, решить этот вопрос иначе?

  - Я думаю, что теоретически это возможно, и так было всегда. Например, у человека происходит какой-нибудь кризис, и он обращается за помощью к своей семье. И вдруг, бабушка ему рассказывает какую-то историю из жизни поколений, которая помогает осмыслить текущую ситуацию человека. Второй способ, я полагаю, существовал всегда – это гадалки и знахари. Мне кажется, они как раз работают с системными вопросами. В церкви так же всегда существовало такое понятие, как грехи рода, вплоть до седьмого поколения. Так, человек мог пойти к священнику, который рассказывал ему, допустим, о грехах прапредков и говорил молиться за них. У меня нет какого-либо технологического ответа на этот вопрос, я считаю, что сейчас, когда есть расстановки, это совершенно фантастический инструмент, позволяющий выходить на системный уровень. Но здесь важно учитывать один момент: система первичнее расстановок. То есть если система не открывает какой-то вопрос, ты не можешь найти на него ответ без ее разрешения.

  Я, как человек рациональный, не могу поверить, что у личности нет инструмента, чтобы самой с этим разобраться. Мне кажется, что должно быть что-то заложено в человеке, какой-то внутренний механизм, который помогает работать с системой.  

  - Я на это могу ответить, как раньше решались системный проблемы. Раньше люди их решали через покаяние и смирение. Например, женщина шла к священнику на исповедь и говорила: «У меня нехорошие отношения с мужчинами, зависимость от них, и от этого мне плохо, я просто умираю». Священник ей говорил: «Иди молись, смирись и прими это. Поставь свечу своим предкам». Возможно, именно через смирение, она каким-то образом доходила до кого-то из своих предков, принимала что-то через молитвы, и с посредством этого приходило облегчение. Глубиннейший инструмент расстановки – это принятие. Ведь что мы делаем в расстановках? – Находим то, что не принято в душе. Допустим, в системе был конфликт, из-за которого один из ее членов оказался исключенным. Мы просто смотрим на этот конфликт и принимаем обе стороны. Это, в принципе, эквивалентно тому, что мы смиряемся с ним и принимаем все, как есть. Получается, что через принятие и уважение своей истории мы, освобождаемся от неприятных последствий.

 


Какая внутренняя философия и этика позволяют брать ответственность за то, что делаешь для клиента?

  - Я думаю, что это очень глубокий духовный вопрос, который уходит в наши ценности. Первый вопрос, который возникает у меня, заключается в том, что в нашей жизни есть вещи, о которых мы задумываемся и те, о которых не думаем вовсе. Грубо говоря, в некоторых ситуациях мы сначала думаем, а потом делаем, а в других – наоборот. Вероятно, моя практическая деятельность чаще всего характеризуется вторым подходом. Это, конечно, не в глобальном смысле. Например, я сначала провожу какой-то эксперимент, и только затем уже анализирую его. С другой стороны, может это наработанный опыт или же врожденные особенности. Хотя, есть определенные вещи, которые я не делал никогда и отказывался от них с самого начала своей практики.
  Начну с формальной стороны этого вопроса. Хеллингер пишет, что мы имеем дело с большими силами, и что расстановщик на самом деле – всего лишь исполнитель, что есть некая система, которая нами руководит. Он говорит, что когда делает расстановку для человека на симптом, то после ухода клиента уже не думает о нем и не хочет знать, что происходит с ним далее. В каком-то смысле, мне кажется, это имеет отношение к философии «не брать на себя ответственность». Это выражается в том, что расстановку в глобальном масштабе делает сама система, а не расстановщик. Он выполняет некоторую техническую функцию. И это правда, ведь основной терапевтический эффект идет не от расстановщика, а от вскрытия и озвучивания системных проблем. В таком случае правомерен следующий вопрос: «Насколько расстановщик несет ответственность за то, что говорят заместители?» Частично он отвечает за то, кого будет находиться в роли заместителя и за интерпретацию. Получается, что расстановка – совместное исследование. Расстановщик – своего рода рулевой в лодке, которая плывет в океане. Безусловно, если начинается шторм, рулевой отвечает за избранный курс и должен задавать такое наиболее безопасное направление. Но за само течение в океане и за выход в океан на лодке рулевой ответственности не несет, последнее – совместное решение.
  При том что иногда Хеллингер создает очень жесткие и порой экстремальные вещи, например, может прервать расстановку, он старается брать на себя минимум ответственности. Продолжая сравнение с лодкой в океане, лично я могу сказать, что несу ответственность за то, что я рулю именно в этой лодке. Но если шторм настолько сильный, что нас переворачивает, это - наш совместный риск. Здесь есть очень тонкий вопрос: с клиентом нужно договориться с самого начала, чтобы он понимал, что мы вместе садимся в эту лодку. И если клиент не готов к «плаванию», то лучше его не начинать.

 


   Прежде, чем начать работу, Вы всегда выдвигаете предварительную гипотезу, уточняя ее совместно с клиентом. Делаете ли Вы расстановку далее, следуя этой гипотезе?

  - Не совсем так. Да, у меня всегда есть гипотеза, но я использую ее как принцип действия. Я выдвигаю гипотезы в самом начале работы на уровне запроса с целью посмотреть отклик клиента. Все мои гипотезы носят провокационный характер. Если человек не идет на провокацию, не отворачивается, а настаивает на решении, для меня, как для расстановщика, это - сигнал о том, что у клиента действительно существует проблема, которая лежит еще глубже и которая беспокоит его. Если у клиента нет эмоциональной реакции на выдвинутую гипотезу, я ее отбрасываю.  Есть такой принцип «несколько точек на линии». Если клиент три раза откликается на одну и ту же тему, значит, она важна, можно провести некую линию, соединяющие эти отправные точки. Для меня обязательной точкой является сама расстановка.